Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:32 

Последняя осень.

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
На берегу ветер трепал жёлтые листья. Они изо всех сил держались, чтобы не упасть, и, шурша, перешёптывались друг с другом. Чёрная гладь воды морщилась и дрожала от дуновений холодного ветра. Всё вокруг, казалось, не хотело прихода осени и тщетно роптало на солнце, которое собиралось оставить их без своего тепла до следующей весны. Я же наоборот чувствовала, как что-то напряжённо и сладостно звенит в моей душе. Вот она, моя последняя осень. Она так похожа на все предыдущие, но в то же время она великолепнее всех. Всё дышало торжественностью и походило на нелепую старинную церемонию, которая разыгрывается из года в год уже много веков. Я так долго ждала эту осень. Совсем скоро всё закончится и наступит желанный отдых. С каждым днём я чувствую, как меня всё больше охватывает томная слабость. Я жду прихода того утра, когда я уже не проснусь. Засыпая вечером, я прощаюсь со всем миром, и мне снится, что я попадаю туда, за край жизни, где начинается новое бессмертие. Просыпаюсь в холодном поту от ужаса. Я просто хочу забыться, отдохнуть, зависнуть где-то в середине тумана и сумрака. И не просыпаться. Не чувствовать. Не думать. Не жить.
Уже давно стемнело, а я продолжаю сидеть на сыром холодном песке. Я уже не в силах подняться. Я рада, что это произойдёт именно здесь. Красная полная луна зловеще мигает мне, выглядывая и прячась за чёрными клочками туч, бегущими по беззвездному небу. Солёные брызги падают на лицо. Ветер гонит свирепые волны. Закрыв глаза, я внимаю этому буйству стихии, мне кажется, что я – это единственное, что осталось тихого во всей вселенной. Во мне остановилось время и движение. Но сейчас и это потеряно. Вой ветра, шум волн, стон гнущихся деревьев остаётся где-то вдалеке. Я чувствую, что лечу в прозрачной выси небес, мною движет лёгкий ветерок, я совсем невесома и невидима. Вздрагиваю, открываю глаза, вижу перед собой тихую гладь воды и ровный свет луны. Я вдруг понимаю ЧТО меня разбудило. Лёгкая рука скользит по моей голове, пальцы ласково перебирают волосы.
Всё-таки я тебя нашёл…
Уйди! Оставь меня одну!
Зачем?..
Его тёплые губы приблизились к моей шее. Его дыхание приятно согревает почти застывшую кровь. Сердце непроизвольно забилось чаще, перед глазами поплыли разноцветные круги. Сознание отказывало.
Уйди… умоляю…
В ответ я чувствую, как руки сжимают мою талию, ко мне прижимаются всем телом…
Уйди, перестань, ты разве ничего не понимаешь? Разве не знаешь? Уйди немедленно. Ты ещё успеешь…
Я пришёл за тобой… мы уйдём отсюда вместе…
Слишком поздно… ты опоздал… всё кончено… прощай…
… падаю в ночь, падаю в небо, перед глазами луна. Она манит к себе, зовёт, ну лети же, лети… сейчас... сейчас… зачем-то оглядываюсь и прямо под собой вижу его.. Он безответно целует моё лицо, обнимает моё тело, безвольно повисшее в его руках. Слышу его слабеющий шёпот. Похоже, он плачет.
Я тебя люблю…
Нет! Крик отчаяния застрял у меня в горле. Слёзы застилают глаза… ничего не вижу, не слышу. В груди пульсирует комок боли…
Что случилось?.. слёзы?! Боль?! Над самым ухом шелестят ласковые слова…

18:27 

Центр.

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Я стояла в самом центре. Я кричала до хрипоты. Боль разрывала связки и грудь, вырывалась из горла и дрожа от напряжения ударяла в безмолвное и равнодушное небо. Я стонала, давясь слезами. Порывы ветра хватали волосы, и они прилипали к мокрому лицу. Обессилев, упав на колени, корчась от рыданий, я думала и знала, что никто-никто не увидит больше…

18:41 

Зов.

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Искать тебя не стану я.
Дорога приведёт сама.
Нам время вспять не повернуть.
Но ведь уже не в первый раз
Пришлось забыться и упасть.
И с каждым разом всё больней
Ползти наверх среди теней,
Таких же, как и мы.
Прости.
Забудь.
И защити.

22:04 

Средняя Башня Жизни

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Степи. Бескрайние степи. Жаркий ветер гнёт густую траву. Палящее солнце в зените. Куда ни глянешь – везде, до самого горизонта, колышется травяное море. Ничто не выступает над его поверхностью. Ни куста, ни дерева, ничего нет кроме слепящего солнца, дикого ветра и травы. С трудом, прокладывая себе путь, раздвигая руками и приминая ногами траву, шёл мужчина. Скорее это был старик: его волосы и борода были седы, а лицо покрыла сеть из морщин. Сгорбленная спина его не выпрямлялась. Старик чутко всматривался под ноги, иногда он даже садился на корточки, чтобы ближе рассмотреть свою находку. Но снова и снова со вздохом разочарования он вставал и продолжал свой путь. Высокая трава закрывала его по пояс. Он шёл медленно, опираясь на посох. На нём было серое одеяние, подпоясанное плетёным из травы, зелёным поясом. Поля зелёной плетёной шляпы отбрасывали тень на его лицо. Босые его ноги устало ступали по земле. Солнце всё нещаднее палило. Воздух был горяч, и даже ветер не приносил прохлады: он ещё больше обжигал лицо.
«Полдень… - думал про себя старик – никогда бы не решился выйти из дому в такое время. Уже полдень, и никаких результатов. Может и эту траву уже накрыла ладонь небытия, как и всех тех ползучих тварей, которые бы сейчас впивались в мои ноги… Нет… нет… трава умирает последней. Она существует. Вот только где? Эх… если бы она была в сознании, она бы мне сказала… но тогда бы ей не нужна была бы эта трава… я так много потерял времени… и даже никакого намёка… третий день… "
Перед его глазами поплыли разноцветные круги, из руки выпал посох, тело обмякло и тяжело упало в траву. Солнце продолжало палить. Ветер продолжал шуметь в траве…

18:53 

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Кто пляшет ночью под луной
На поляне, поросшей не травой,
А водорослью?
Кто выжимает тинные пряди
С фигурой как холодный антик?
Почему остаются мокрыми камни
На берегу в душную ночь?
Чей беззаботный хохот в поле,
Похожий на крики обречённого?

И на кого выходит
Смотреть луна в полночь?

22:46 

Любовь

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
За окном шёл проливной дождь. В комнате было темно, только мерцающий свет с улицы не давал полностью погрузиться в кромешную тьму. Равномерное поскрипывание фонаря, раскачивающегося под напором южного ветра, усыпляло утомлённое сознание. Гул падающих капель, миллионов падающих капель, завывания ветра и скрежет уличного фонаря сливались в предрассветную песню весны. Всю ночь я терпеливо ждал погружения в желанный сон. Моё тело ныло, как будто я работал всю долгую ночь. Взгляд сверлил чёрный потолок. Разбросанные в разные стороны руки и ноги безжизненно свисали с кровати. Душно. Мерзко. Я медленно поднялся и опустил ноги на прохладный пол. С усилием встав, я подошёл к окну. Рука поднялась к щеколде, подняла её и тут же опустилась, ослабленная бессонной ночью. Резкое движение рук и из настежь распахнутого окна на меня набросилась весна, как девушка, страстно истосковавшаяся по своему возлюбленному. Порыв ветра неожиданно окатил меня тёплой влагой капель. От гула дождя, ворвавшегося в тишину спальни, заложило уши. Ноздри судорожно вдыхали аромат мокрой земли. Вороные волосы, ожившие и взлохмаченные было первым порывом ветра, напитались влагой и повисли, щекоча своими кончиками пол, уже скрытый поблёскивающими лужицами. Весна завладела моим телом и душой яростно-пьяняще… а я сидел безответно на подоконнике, свесив ноги в бушующую стихию её любви. Любви, повторяющейся каждый год и пробуждающей меня от зимней дрёмы. Любви, бесплодной и отчаянной, как в последний день перед бездонным сумраком. Любви безнадёжности.

19:38 

Остался только пепел.

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Остался только пепел. Сижу и жду ветра, который бы смог его разнести по всему свету. Чтобы ни осталось ни одного воспоминания о нём.
Люди не меняются? Меняются, но ненадолго, чтобы спасти то, что просачивается у них сквозь пальцы. А потом всё по-прежнему. И уже ничто и никто не удержит этот поток воды. Прорвётся. Ни останется ни капли. Ни одного мокрого следа. Убежит. Убежит, чтобы слиться со всей Земной водой.

23:00 

Переоценка ценностей.

Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Это моя первая запись и она не будет весёлой. Просто я поняла, что если сейчас не вылью свои мысли, роящиеся в голове как осы, то сойду с ума.
Совсем пустая. Опустошённая. Как будто потеряла якорь и меня несёт в темноте холодный ветер. Вокруг то и дело мелькает свет, но не зацепиться, не остановиться... не устоять. Как пустой кувшин. Как отражение в старом мутном зеркале. Как неприкаянная душа. Нужно что-то, что взорвёт моё существование. Уничтожит его. А на руинах прошлого появятся ростки. Ростки неизвестного и нового. Не важно какие - главное другие. Повторений не бывает. Бывают сны. Сны из прошедшего. Сны из настоящего. Сны из будущего. Клубок снов. Как змеи, они переплетаются и скользят по коже, оставляя утром капельки пота на лбу и мурашки на спине. Оставляя расширенные зрачки, колотящееся сердце и боязнь пошевелится, иначе провалишься туда навсегда.

Сижу и ловлю звуки. Не закрываю форточки. Ловлю жука, залетевшего в комнату и рвущего своими жёсткими крыльями тишину на клочки. Проклинаю тех, у кого велосипеды. Жду писем от тех, кого отправила туда, откуда не написать. Равномерно гудит комп. Проехала машина.В соседней комнате шумит холодильник. Бесшумно и незаметно перемещаются улитки в пластиковом контейнере. Растут. Я выхожу из себя. Ухожу в ванную. Возвращаюсь. Наблюдаю, как она сидит и строчит что-то на компе. Не буду читать. Невежливо вмешиваться в чужую личную жизнь. Ну да ладно. Мне пора спать. Сквозь сон слышу как в ванной включилась вода. Всё.

The beginning.

главная