Я смеюсь над собой – я рисую усы. Ты не знаешь – какая я, наверняка. Я – энергия взрыва, я – эхо грозы, я пока не опасна, но только пока…
Новый Год отпраздновали в штольнях. Зашли туда в 2009, а вышли в 2010 уже.

Там темно. Там более чем темно. Это не простая темнота. Она живая. Дышит. Обволакивает. Звенит. Разговаривает с тобой. Нашёптывает то, чего боятся даже самые твои дальние и страшные уголки души. Она засасывает. Когда смотришь в глубь туннеля, вблизи всё освещено фонарём, но дальше пустота, чёрная дыра. Хочется заорать. Хочется вырубить свет и вбежать в этот ужас. Потому что неизвестно, что страшнее - смотреть на него со стороны или быть в нём. И тишина. И дыхание. И падающие капли воды. Так монотонно... кап... кап... кап...
И вокруг завалы из деревянных свай, которые раньше держали каменные потолок, чтобы не обвалился... они рисуют при свете фонаря и при помощи воображения самые замысловатые картины. Завалы. Камни. Еле видимые тропинки. Брёвна, хаотично разбросанные вокруг неведомой и нечеловеческой силой. Капающая вода с потолка. Кое-где можно увидеть окурок. Бутылку. Или просто висящую на стене куртку... И конечно же рельсы. Вырванные. Разбросанные. И рычаги. И сужающиеся проходы, где можно пролезть только на корточках. Долгий путь со страхом оторваться от провожатого и быть съеденным этой темнотой. И внезапно оказываешься или возле стоянки, где так тепло от света свечей и запаха еды, или видишь свет вдали. Яркое пятнышко. Вдыхаешь. Выдыхаешь. И бежишь туда. Лезешь. Выползаешь на снег. Вдыхаешь всей грудью и чуть ли не захлёбываешься озоном и яркостью света. Вокруг снег, всё такое родное и знакомое. Вдали видны крыши домов. Река. Маленькие снующие машинки. Главное не оглядываться. Потому что прямо за твоей спиной темнота. Она смотрит на тебя своим глазом-входом и зовёт, тянет, засасывает...